Спорные фантазии Ярослава Судзиловского, или “МолОт”-ом по талантам

Artur_Avanesov_hodvac
    Старинная японская поговорка гласит: “Бьют по тому гвоздю, чья шляпка выступает”. 27 и 28 апреля сего года в ереванском Доме камерной музыки прошли несколько необычные концерты, в которых вниманию публики были предложены произведения композиторов-членов российской молодежной организации “МолОт” (креативный дериват от МОЛодежного ОТделения Союза композиторов России). Инициаторами сотрудничества с армянской стороны стали Союз композиторов и музыковедов Армении, в лице композитора и дирижера Юрия Галстяна, а также председателя молодежной секции СК Ашота Казаряна. Композиции “МолОт”-цев в буквальном смысле молотом прошлись по барабанным перепонкам слушателей, однако при этом вызвав отнюдь не шквал неприятия и негативных эмоций, но скорее тоскливую, запоздалую “радость узнавания” неопределенных композиторских жестов, которыми европейская музыка окончательно переболела к концу 1960-х.
    Впрочем, эта статья – не критическая рецензия на концерты. В ней речь пойдет о чем-то гораздо большем, чем вечера условно-российской музыки в Ереване (почему “условно”, станет ясно далее). Тем более, что было бы несколько неэтично рецензировать концерты, на одном из которых автора статьи вообще не было, а на другом тот же автор принимал непосредственное участие в качестве исполнителя. К тому же, произведения были представлены разные, стилистической общности между ними было мало, композиторы заметно отличались друг от друга уровнем техники и мастерства. Что-то понравилось больше, что-то меньше (жаль, что из услышанного мною – чаще меньше, чем больше, но не в этом суть), да и исполнение музыки, к которому были причастны молодые исполнители – студенты и выпускники Ереванской консерватории оказалось разношерстным, таким же, как и музыка – не всегда полностью удачным (здесь я имею в виду не только других, но и себя самого).
    Отставим в сторону вопрос, насколько вообще уместно существование “молодежных секций” союзов композиторов где бы то ни было. Композитор либо пишет качественную музыку, либо не делает этого. Причем, и то, и другое может быть осуществлено в любом возрасте, так что создание подобных отделений и секций, на мой взгляд, рискует выполнить функцию совершенно обратную предполагаемой – не сблизить поколения художников, а наоборот, усилить раскол между ними. Хотя у нас в Армении новое руководство СК за это дело взялось со всем энтузиазмом, и пока что нет оснований усматривать негатив в деятельности молодежной секции союза.
    Меня, как армянского композитора, до сих пор не вошедшего ни в одну композиторскую организацию ни одной страны мира, в данном случае больше волнует вопрос национальной дифференциации, самоопределения национальной композиторской школы – вопрос, с новой остротой вставший в связи с последними культурно-политическими событиями, одним из проявлений которых стала “экспансия” МолОт-а. И вот почему.
     За несколько дней до концертов в социальной сети “В контакте” появилось описание мероприятия, созданное композитором, руководителем “МолОт”-а Ярославом Судзиловским. Выдержки из этого описания будут представлены ниже, а пока сконцентрируемся на самой персоне Судзиловского. Судзиловский – виолончелист и композитор, выпускник Московской консерватории, где его педагогами были Н.Шаховская и К.Хачатурян, автор многочисленных опусов для самых разных исполнительских составов, преподаватель ЦМШ, лауреат многих премий… Послужной список Судзиловского достаточно подробно представлен в русской версии Википедии, так что необходимости вдаваться в детали, вроде, нет. О чем Википедия умалчивает, так это о несколько эпатажном характере сочинений моего российского сверстника – опять-таки, лишь с точки зрения слушателя, не знакомого с инновациями западного авангарда 50-60-х гг. Несмотря на это, даже поверхностный поиск в YouTube может преподнести немало сюрпризов, как, например, вот этот: https://www.youtube.com/watch?v=WWbtuYWCGNU Заинтересованному слушателю предоставляю самому проводить дальнейшие поиски, благо, они сулят определенное количество новых открытий.
    Хотелось бы отметить заранее: я не ханжа, и вовсе не осуждаю творчество Судзиловского, со всеми его “спермовыми креслами” и “бешеными фаллосами”, с моральной точки зрения. У артиста должна быть творческая свобода, и посягать на нее значило бы совершать куда большее грехопадение, чем создание воображаемых культов или полупристойных подтекстов. Тем более, что сам Судзиловский – человек приятный в общении; репетиции ансамбля под его руководством проходили в весьма дружественной атмосфере, а его знание ряда тонкостей современного письма сомнений не вызывает. Речь о несколько сомнительном качестве реализации творческих замыслов.
    Появление Судзиловского в Доме камерной музыки вызвало некоторый ажиотаж, в первую очередь, у работников концертного зала – из-за его беспощадного отношения к многострадальному роялю. В ансамблевой композиции “Спорные фантазии воробьихи Чаклен”, помеченной внушительным опусным номером 71, мне как пианисту предписывалось балансировать локтями на клавиатуре, разражаясь шквалом залихватских кластеров. Сам по себе прием не нов, впервые его использовал американский композитор Генри Кауэлл в год гибели “Титаника”, и однако потребовалась вся мощь дипломатии для того, чтобы убедить работников зала в том, что я не причиню роялю вреда – тем более, что основания для сомнений у них были весьма веские, да и сам рояль, как и многие другие инструменты в наших концертных залах, дышит, откровенно говоря, на ладан. К счастью, стражей сцены удачно отвлекло появление вилок, ложек и ножей в руках у струнников, призванных лязгом и стуком изображать, по словам автора, “шизофрению маленькой птички”. Да и само исполнение заняло от силы 4-5 минут.
    А теперь – к анонсу “В контакте”. Его текст гласит: “Уважаемые коллеги-деятели высокого искусства стран бывшего СССР! Уникальное событие для всей армянской культуры произойдет в Ереване 27 - 28 апреля 2014 года. Эти даты можно считать отправной точкой для полномасштабной культурной интеграции Армении в постсоветское пространство! Впервые в Ереван приезжают председатель Молодежного отделения Союза композиторов России, лауреат государственной премии, композитор и виолончелист Ярослав Судзиловский (Москва), а также председатель Татарского отделения МолОта, композитор Эльмир Низамов. В рамках пребывания делегации Молодёжного отделения Союза композиторов России в Ереване открывается Армянское полномочное представительство МолОт, члены которого получат полноценную возможность интегрироваться в культурное пространство России, стран бывшего СССР и дальнего зарубежья! Приглашаем всех на наши мероприятия, посвященные открытию АрменМолОта!”
    Вот тут-то и начинает вырисовываться самое главное. И это представляется мне лично настолько неуютным, что сама идея написания данной статьи возникла именно из-за этого текста.
    Во-первых, само обращение. МолОт обращается не к композиторам вообще, а именно к композиторам из бывшего СССР (в столь маленьком тексте упоминающегося трижды). Во-вторых – и это важно – МолОт предписывает себе полномочие заявлять о своих концертах как об “уникальном событии для всей армянской культуры”. Откуда такие высокие слова, на мой взгляд, несоизмеримые с контекстом? Происходят ли они только лишь от великодержавной российской манеры смотреть на окружающее на андерсеновский лад: “Мы – и весь мир”? Проистекают ли они от интерпретации культурной жизни Армении как мирка столь незначительного, что появление Судзиловского и Низамова мгновенно окажется возведенным в ранг уникального события? Или от простой личной нескромности?
    Последнее, однако, представляется более чем спорным, чему доказательством служит следующая фраза – истинный перл абсурда – об “интеграции Армении в постсоветское пространство”. Армении не надо интегрироваться в постсоветское пространство. Армения и есть часть постсоветского пространства. И я, и многие мои коллеги надеемся, что оно так и останется постсоветским. Судя по всему, МолОт-цы испытали легкий лингвистический конфуз – не писать же, в самом деле, “пространство Российской империи”, или “Таможенный союз”, не имеющий никакого отношения к музыкальному творчеству – вот и пришлось интегрировать Армению туда, откуда творческие люди нашей страны безуспешно пытаются дезинтегрироваться уже на протяжении более чем 20-ти лет. Причем, прошу учесть – речь как раз о том, чтобы не путать творчество с политикой.
    И кстати, ни о каком открытии “АрменМолОт”-а речи не было. Наши композиторы узнали об этом именно из этой публикации в социальной сети. Ни о чем таком нам не было заявлено заранее, и если бы не бдительность некоторых наших молодых композиторов, мы, пожалуй, так и оказались бы членами “АрменМолОт”-а без своего ведома. И зазвучали бы наши опусы где-нибудь в дальнем Туркменистане, призывая Среднюю Азию к дальнейшей интеграции в постсоветское пространство. Кстати, мой российский коллега “вспомнил” о том, что неплохо бы начать об’являть, из каких стран происходят авторы музыки, уже после исполнения музыки киевлянина Сергея Вилки.
    Мне не хотелось бы оставить без слов похвалы и благодарности работу наших армянских коллег, и в первую очередь – организатора Юрия Галстяна, выступившего к тому же в роли дирижера. Стремление к культурному диалогу понятно и достойно уважения во всех случаях. Однако рано или поздно придет время задуматься, способствуем ли мы именно этому культурному диалогу, или по собственной наивности, из стремления вырваться из узко-локальных рамок, невольно льем воду на чью-то вполне конкретную мельницу, приводя ко вполне конкретным результатам? И что нас ждет впереди?
 
Артур Аванесов,
композитор, пианист, канд. иск.